Северо-Осетинский Центр социальных исследований
Проекты плюс
награды
особое


Статья И. Орловой «Не связываю будущее с Осетией», опубликованная в газете «Пульс Осетии» в 2009 г.
22.07.2010

— Как вы думаете удержать молодых специалистов?
— Никак.
(Из разговора с заведующим кафедрой СОГМА)


Когда поступает больной с переломом, — рассказывает врач КБСП Артур, — дежурный травматолог должен провести операцию, наложить стержневой аппарат. Но поскольку аппаратов и инструментария нет, мы просто кладем больного на вытяжку и госпитализируем. Потом уже дневные врачи готовят его к операции, отправляют родственников за сверлами, шурупами, пластинами, спицами и проводят операцию.

Артур пришел в Клиническую больницу скорой помощи после ординатуры и работает дежурным травматологом уже 7 лет. Он уверен, что в условиях больницы нет возможностей для профессионального роста врачей.

— Если бы дежуранты были обеспечены всем необходимым, мы могли бы проводить все операции, за исключением самых сложных, — говорит Артур. — В наших же условиях работа травматологов приемного отделения КБСП свелась к минимальным манипуляциям.

— В итоге вы потеряли квалификацию?

— Я ее здесь и не приобрел.

Специфика профессии медиков в том, что требует не только постоянной практики, но и развития и совершенствования. Каждые 5 лет врач должен получать сертификат специалиста, обучившись на курсах повышения квалификации, без которого он не может допускаться к работе. Чтобы расти профессионально, врачу следует выписывать специализированные журналы и иметь доступ в Интернет, регулярно выезжать на конференции, семинары, тренинги, специализацию, чтобы знакомиться с новыми разработками и осваивать новые методики лечения.

— Пройти настоящую специализацию и курсы усовершенствования можно только на центральных базах, — говорит заведующий кафедрой СОГМА при КБСП, — где обладают современным оборудованием, применяют новые технологии и успешно внедряют новые методики. В провинции таких баз нет, нам приходится выезжать в Москву и С.-Петербург.

Однако на оплате стоимости курсов и командировочных муниципальный бюджет традиционно предпочитает экономить, вынуждая врачей самостоятельно изыскивать средства на профессиональное совершенствование. Средняя заработная плата врача КБСП составляет 7-8 тысяч рублей в месяц, и где специалист будет добывать необходимую сумму — это, по разумению чиновников, его личное дело.

— В СОГМА нет курсов повышения квалификации для хирургов и травматологов, — рассказывает Артур. — Чтобы съездить на двухмесячные курсы в Москву, только на проезд и проживание мне потребуется минимум 80 тысяч рублей, это моя годовая зарплата.

Два года назад Артур ездил в столицу на курсы усовершенствования и убедился, что врачам многих регионов затраты на поездку компенсирует бюджет. Коллеги Артура старательно откладывали чеки на понесенные расходы, которые впоследствии им должны были возместить, и недоумевали, почему чеки не требуются врачу из Северной Осетии.

— Мне было стыдно признаться, что я приехал за свой счет, — говорит Артур. — Пришлось соврать, что в администрации нам верят на слово и возмещают расходы без чеков.

Экономия бюджетных средств на образовании и совершенствовании врачей похожа на правительственную программу, задавшуюся целью препятствовать развитию медицины в республике. При этом «программа» упорно ограничивает и тех немногих энтузиастов, которые, чувствуя свою одаренность, рвутся вперед.

— Вы понимаете, — говорит ассистент кафедры хирургии Залина, — даже съездив на специализацию, у врача по возвращении нет возможности внедрить новые методики, которым он обучился в центре, потому что нет соответствующего оборудования. Получается, что в специализации нет смысла.

Год назад Залина прошла в Москве специализацию по малоинвазимным методикам лечения. Деньги на оплату курса, как рассказывает Залина, «выбил» из городского управления здравоохранения заведующий кафедрой Валерий Тотиков. Проезд и проживание в столице в течение 4 месяцев Залина оплачивала сама. Но для того, чтобы внедрить передовую методику, нужен УЗИ-аппарат высокого класса, которого в больнице нет.

— Самое главное — не осталось надежд на то, что современное оборудование когда-нибудь появится, — говорит Залина.

Как признаются сотрудники кафедры, недофинансирование отрасли уже приводит к проблеме смены поколений. Медакадемия стала менее привлекательным учебным заведением, поскольку профессия врача в республике крайне малооплачиваема и непрестижна, еще сложнее привлечь молодых людей в трудные специальности, такие как хирургия. Кроме того, в последние годы выпускники СОГМА покидают пределы республики целыми группами, даже не рассматривая вопрос о карьере в местных лечебных учреждениях.

— Мы уверены, что уже в ближайшие годы кадровый провал проявится, — говорят на кафедре хирургии СОГМА при КБСП. — Мы — преподаватели и видим настроения студентов.

— Вас такие настроения не посещают?

— Посещают…

Самая знаменитая история, о которой мне рассказывал практически каждый врач КБСП — о Чермене Баскаеве, единственном в республике микрососудистом хирурге, который проводил в КБСП сложнейшие операции.

— Баскаев — уникальный микрохирург, для таких специалистов следует создавать медицинские центры, — говорит ассистент кафедры Владимир. — Но здесь не смогли, или не захотели, использовать его потенциал.

Чермен Баскаев, окончив аспирантуру и защитившись в Санкт-Петербурге, вернулся во Владикавказ, хотя как высококлассный специалист был востребован в Северной столице. В КБСП Баскаев долго пытался основать отделение микрохирургии, но опять же — все упиралось в проблему недофинансирования. Как говорят коллеги, Чермен не смог справиться с системой «откатов» и чиновничьего беспредела. Закончилось все тем, что Баскаев уехал в Санкт-Петербург, где его пригласили в Центр сердечно-сосудистой хирургии на пост заведующего отделением.

С одним из одаренных врачей КБСП, как принято говорить, подающим большие надежды, я встретилась перед его отъездом на семинар — Хетаг собирался в Москву, как обычно, за свой счет. Мы долго говорили, и в конце беседы я спросила у парня, как он видит свое профессиональное будущее. Хетаг ответил, не задумываясь:

— Я не связываю профессиональное будущее ни с КБСП, ни с этой республикой вообще.

В современной медицине все большее предпочтение отдается малоинвазимным методам лечения. Малоинвазимные вмешательства под УЗ-контролем — это достаточно эффективные и безопасные методы диагностики и лечения ряда заболеваний. Процент послеоперационных осложнений и летальности несравнимо меньше, чем при традиционных методах лечения. Кроме того, метод позволяет сократить сроки пребывания больного в стационаре: нет необходимости в интенсивной предоперационной подготовке, а также сокращается восстановительный период. В КБСП есть специалисты по малоинвазимным методам лечения, но нет соответствующего оборудования.

Микрохирургия малых сосудов и нервов — область хирургии, получившая особое развитие в последнее десятилетие. Возможности соединения сосудов мелкого диаметра (1-2 мм) и нервов способствовали бурному развитию восстановительных операций в различных областях хирургии. В микрохирургии проводятся операции по восстановлению анатомической целостности функциональной способности органов и тканей, утраченных вследствие травмы, а также отсутствующих при рождении. Это, например, пересадка комплексов тканей, кожных лоскутов, пересадка пальцев со стопы на кисть. Единственный в Осетии микрососудистый хирург Чермен Баскаев покинул республику после безуспешных попыток открыть в КБСП отделение микрососудистой хирургии.

«Программа недофинансирования» системы здравоохранения приводит не только к крайней степени разрухи в лечебных учреждениях, но ограничивает врачей в квалификации и совершенствовании и, как следствие, снижает уровень медицинской помощи населению. Кроме того, «программа» вызывает отток кадров, наиболее активные состоявшиеся специалисты покидают лечебные учреждения Осетии, не найдя себе адекватного применения. За последние полгода республику покинули 3 врача КБСП: эндоскопист Кибизова, хирург Дзгоева, а также микрососудистый хирург Баскаев.

Ирина Орлова.


Комментарии (0)  |  Добавить комментарий