Северо-Осетинский Центр социальных исследований
Монографии, статьи, проекты, исследования
награды
особое


Оценка населением качества медицинской помощи в Республике Северная Осетия - Алания.
19.09.2009
Дзуцев Хасан Владимирович
Вице-президент РОС по СКФО РФ,
Директор Северо-Осетинского Центра
социальных исследований ИСПИ РАН
доктор социологических наук, профессор


Х. В. Дзуцев

Социологический анализ  |  Приложение 1

В широком смысле, говоря о «здоровье населения», в основе его оценки лежит состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов, т. е. прежде всего средняя продолжительность жизни в отсутствие болезни и инвалидности. Концепция здоровья на современном этапе пересматривается через призму качественной жизни, т. е. жизни не просто свободной от болезней, но социально активной, способствующей максимальной реализации всех потенциальных возможностей личности.

Основной упор в охране здоровья согласно концепции Всемирной ассамблеи здравоохранения сделан на четыре области, признанные ключевыми: образ жизни и здоровье; факторы риска, влияющие на здоровье населения и окружающую среду; переориентация системы здравоохранения; мобилизация политических, управленческих и технологических средств осуществления необходимых изменений.

Ключевой целью концепции Всемирной ассамблеи здравоохранения объявлено достижение полной реализации всеми людьми их «потенциала здоровья». Это может быть достигнуто путем обеспечения равенства для всех в вопросах охраны здоровья за счет солидарности действий, между различными группами населения и структурами внутри стран; укрепления и охраны здоровья людей на протяжении всей их жизни (от обеспечения здорового начала жизни до сохранения здоровья в старости). Для реализации поставленных целей должны быть обеспечены управление преобразованиями, проведение исследований и информационная поддержка по вопросам здравоохранения. Каков же уровень удовлетворенности в целом качеством медицинской помощи, оказываемой в регионе?

По данному вопросу в июне 2009 года Северо—Осетинским центром социальных исследований Института социально—политических исследований РАН совместно с отделом социологических исследований политического мониторинга Северо—Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева, Северо—Осетинским государственным педагогическим институтом и кафедрой социологии социальных и политических процессов Северо—Осетинского государственного университета им. К. Л. Хетагурова был проведен опрос населения Республики Северная Осетия — Алания Южного федерального округа РФ с целью определения им оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти РСО—А ЮФО РФ.

В ходе исследования опрошены 600 респондентов (характеристика опрошенных приведена в таблице ниже) и 20 экспертов: специалисты системы здравоохранения, спорта, образования, жилищно—коммунальных и правоохранительных органов, а также лидеры общественно—политических организаций, юристы и политологи. В число опрошенных также входили журналисты, преподаватели вузов и предприниматели. Подбор экспертов, основным критерием которого были компетентность и широкий кругозор, осуществлялся в соответствии с уровнем общего представления о проблеме, а также по принципу профессионального отношения к данной области знаний. На основе структуры анкеты для массового опроса был разработан специальный опросник (guide) эксперта.

Характеристики опрошенных респондентов (%)

Пол Возраст Образование Сфера деятельности
Мужской 49,3 18—29 лет 21,2 Среднее и средне—специальное 47,5 Физический труд 28,0
Женский 50,7 30—49 лет 40,7 Н/высшее и высшее 52,5 Служащие 43,5
    50 и старше 38,1     Незанятые 28,5

Среди опрошенных 46,0 % — жители г. Владикавказа, 4,0 % — Ардонского, 6,0 % — Алагирского, 3,0 % — Дигорского, 3,0 % — Ирафского, 4,0 % — Кировского, 12,0 % — Моздокского, 9,0 % — Правобережного и 13,0 % — Пригородного районов РСО—А. Выборка строилась на основе матрицы распределения численности населения по районам республики. (Выборка построена на данных переписи населения РФ 2002 года. Общая численность населения в 2002 году в РСО—А составила 710 тысяч 600 человек.) Анкета опроса содержит семь основных групп вопросов.

Как видно из таблицы 1, довольны и, скорее, довольны качеством предоставляемых медицинских услуг всего 26,0 % респондентов. Положительные ответы респондентов в зависимости от гендерной принадлежности, возраста, образования и сферы деятельности распределились следующим образом: мужчин — 27,1 %, женщин — 24,9 %; в возрасте 18—29 лет — 27,7 %, 30—49 лет — 27,1 %, 50 лет и старше — 24,8 %; 27,0 %, с высшим — 25,1 %; незанятые в народном хозяйстве — 32,1 %, работники физического труда — 21,8 %, служащие — 24,3 %.

Большинство опрошенных (66,5 %) в разной степени не удовлетворены качеством медицинской помощи, оказываемой в РСО—А. Этот показатель в среднем одинаково высок независимо от пола (мужчины — 35,7 %, женщины — 65,3 %), возраста (55,5 %; 52,9 %, 71,0 %), образования (64,1 %; 68,8 %) и сферы деятельности (71,3 %; 69,4 %; 58,4 %).

Таблица 1

Удовлетворены ли Вы в целом качеством медицинской помощи, оказываемой в Вашем регионе? Выберите, пожалуйста, один ответ (%)

  Все опро—шенные По полу По возрасту По образованию По сфере деятельности
Муж. Жен. 18—29 лет 30—49 лет 50 лет и старше Среднее, ср. спец. Н/ высшее, высшее Физический труд Служащие Не занятые в н/х *
Да 8,2 9,0 7,4 6,7 9,2 7,9 10,9 5,8 11,9 5,2 11,3
Скорее, да 17,8 18,1 17,5 21,0 17,9 15,9 16,1 19,3 9,9 19,1 20,8
Скорее, нет 33,6 34,7 32,6 37,8 32,3 32,7 31,1 35,9 31,7 36,1 29,2
Нет 32,9 31,0 34,7 27,7 30,6 38,3 33,0 32,9 39,6 33,3 29,2
Затрудняюсь ответить 7,5 7,2 7,7 6,7 10,0 5,1 9,0 6,1 6,9 6,3 9,5
  100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
* н/х — здесь и далее, народное хозяйство.

Положительная оценка медицинской помощи в республике набирает легитимную цифру — 26,0 %, но на фоне подавляющего большинства негативных оценок (66,5 %) в обществе складывается мнение: вся медицинская служба в республике работает плохо. Самые критические замечания исходят от работников физического труда, людей, имеющих незаконченное высшее образование, женщин.

Достаточно высоким уровнем информированности о качестве медицинских услуг можно объяснить низкий процент респондентов, выбравших вариант «затруднились ответить» — 7,5 % всех опрошенных.

Имеет смысл продемонстрировать на основе опроса анализ оценки качества медицинской помощи населением в зависимости от районов проживания.

Рейтинг положительных оценок: на первом месте Кировский (42,0 %), второе место разделили Пригородный и Правобережный районы, набрав по 40,0 %, третье место принадлежит Адрдонскому району 35,0 %, далее идут Ирафский — 28,0 %, Алагирский районы — 25,0 %, Владикавказ — 19,8 %, Дигорский — 16,6 % и на последнем месте Моздокский район — 12,5 %. (Более подробную информацию о качестве медицинской помощи по районам см. в приложении 1, таблица 1.)

Подводя итоги, можно сказать, что с изменением представлений о здоровье у населения на основании больших знаний о теле, физиологии, роста общего уровня культуры, образованности, появилось представление о личном здоровье, что вызывает ряд критических замечаний в адрес официальной медицины.

В обществе растет убеждение: не только специалисты—медики обладают знаниями и пониманием того, что такое здоровье и болезнь, но и граждане способны самостоятельно оценивать и улучшать собственное здоровье, выбирать стратегию в повседневной жизни, определенной диеты, тренировок, характер потребления собственной жизни, что осложняет работу врачей.

Важным участком медицинской помощи является работа участковых врачей, работа которых, по мнению участников опроса, также оставляет желать лучшего. Позитивных ответов 35,0 % (34,7 % мужчин, 35,5 % женщин) (табл. 2.) Довольны работой участковых врачей 35,4 % служащих, 38,7 % неработающих респондентов и 29,8 % занятых физическим трудом; 38,6 % со средним специальным и 31,8 % с высшим образованием; а также 38,7 % — возраста 18—29 лет, 35,8 % — возраста 30—49 лет и 32,2 % — старше 50 лет.

Если объединить варианты ответов «скорее, нет» и «нет», то 59,2 % респондентов оценивают качество работы участковых врачей как низкое. Это 24,2 % больше позитивных ответов. Негативные оценки в зависимости от гендерной принадлежности практически не отличаются: 58,4 % мужчин и 60,0 % женщин.

Таблица 2

Удовлетворены ли Вы в целом качеством медицинской помощи, оказываемой Вашим участковым врачом (учитывая среднее время ожидания приема на дому или в поликлинике, качество приема, эффективность назначенного лечения и т.п.)? (%)

  Все опро—шенные По полу По возрасту По образованию По сфере деятельности
Муж. Жен. 18—29 лет 30—49 лет 50 лет и старше Среднее, ср. спец. Н/ высшее, высшее Физический труд Служащие Не занятые в н/х
Да 12,6 11,6 13,7 16,0 10,9 12,6 17,6 8,1 14,9 11,1 14,3
Скорее, да 22,4 23,1 21,8 22,7 24,9 19,6 21,0 23,7 14,9 24,3 24,4
Скорее, нет 26,5 29,2 23,9 25,2 26,6 27,1 25,5 27,5 25,7 25,3 28,0
Нет 32,7 29,2 36,1 26,1 33,2 36,0 30,3 34,9 35,6 35,4 26,2
Затрудняюсь ответить 5,7 6,9 4,6 10,1 4,4 4,7 5,6 5,8 8,9 3,8 7,1
  100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Удельный вес респондентов, дающих негативную оценку работе участковых врачей, возрастает с возрастом: 18—29 лет — 51,3 %; 30—49 лет — 59,8 %; 50 лет и старше — 63,1 %. По образованию несколько отличаются ответы респондентов: с высшим образованием недовольных 62,4 %, а со средним и средне специальным — 55,8 %. Люди физического труда и служащие выражают солидарную неудовлетворенность работой участковых врачей (61,3 % и 60,7 %), тогда как среди неработающих респондентов этот процент немного ниже — 54,2 %.

В связи с тем, что материальная база участковых врачей на относительно высоком уровне по сравнению с другими представителями этой сферы, следует отметить, что управленческому персоналу поликлиник необходимо обратить внимание на профессиональный уровень этой категории работников. В рамках повышения их квалификации необходимо проведение психологических тренингов, способствующих повышению уровня индивидуального общения с пациентами, пониманию и знанию того, что многое в эффективности лечения зависит от позитивных контактов с больными.

Если на основе опроса сделать анализ работы участковых врачей в зависимости от района проживания, то картина выглядит следующим образом. Максимальное количество положительных оценок у врачей Кировского района (48,0 %). Немного ниже оценка работы врачей Пригородного и Ардонского районов — по 47,5 %. Третьего места удостоены участковые врачи Алагирского района — 35,0 %, далее — Ирафского (32,0 %). Врачи во Владикавказе — на пятом месте (30,5 %). На шестом месте — Моздокский район (27,5 %), последнее место принадлежит Дигорскому району — 16,7 %. (Более подробную информацию о качестве медицинской помощи, оказываемой участковыми врачами в зависимости от района проживания см. в приложении 1, табл.2)

Отвечая на вопрос: «Удовлетворены ли Вы в целом качеством медицинской помощи, оказываемой врачами—специалистами Вашей поликлиники (учитывая наличие необходимых врачей—специалистов, среднее время ожидания приема, качество приема, проведение необходимого исследования и т.п.)?», респондентами была дана оценка работе врачей — специалистов поликлиники по месту жительства (табл. 3). Так, в плане положительных оценок ситуация здесь немного лучше. Если объединить две позиции ответов «да» и «скорее, да», то респондентов, довольных качеством работы специалистов поликлиник, 28,3 %.

Таблица 3

Удовлетворены ли Вы в целом качеством медицинской помощи, оказываемой врачами—специалистами Вашей поликлиники (учитывая наличие необходимых врачей—специалистов, среднее время ожидания приема, качество приема, проведение необходимого исследования и т.п.)? (%)

  Все опро—шенные По полу По возрасту По образованию По сфере деятельности
Муж. Жен. 18—29 лет 30—49 лет 50 лет и старше Среднее, ср. спец. Н/ высшее, высшее Физический труд Служащие Не занятые в н/х
Да 8,2 8,7 7,8 7,6 9,3 7,5 12,5 4,4 5,9 7,3 11,3
Скорее, да 20,1 19,9 20,5 26,1 15,4 22,0 18,5 21,7 15,8 21,0 22,0
Скорее, нет 29,9 30,3 29,7 28,6 33,0 27,6 26,8 32,9 33,7 30,1 28,0
Нет 33,8 32,5 35,3 27,7 36,1 35,0 34,3 33,6 39,6 33,9 29,2
Затрудняюсь ответить 8,1 8,7 6,7 10,1 6,2 7,9 7,9 7,5 5,0 7,7 9,5
  100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

В зависимости от половой принадлежности, возраста, образования, сферы деятельности положительной оценки работы врачей-специалистов особой разницы нет (мужчины 28,6 %, женщины 28,3 %; 33,7 % молодежи в возрасте 18—29 лет, 24,7 % людей среднего возраста (30—49 лет) и 29,5 % пенсионеров; 31,0 % респондентов со средним специальным образованием и 26,1 % — с высшим; а также 21,7 % респондентов, занятых физическим трудом, 28,3 % служащих и 33,3 % безработных).

Если объединить варианты ответов «скорее, нет» и «нет», то, очевидно, что, как и вся медицина в целом, работа врачей вызывает много нареканий у 63,7 % респондентов. Негативная оценка респондентами работы медицинских учреждений по месту жительства касается в основном профессиональных качеств врачей. Респонденты отмечают такие негативные явления среди врачей, как халатное отношение к пациентам, грубость, невнимательность, равнодушие, непрофессионализм.

При анализе переменных негативные оценки выглядели таким образом: женщины (65 %), и мужчины (62,8 %); по возрасту (56,3 %; 69,1 %; 62,6 %), образованию (61,1 %; 69,5 %). Анализируя отрицательные ответы по сфере деятельности, очевидно, что чаще всего в поликлиники обращаются люди, занимающиеся физическим трудом. Им чаще приходится ощущать на себе равнодушие и непрофессионализм врачей поликлиник. В итоге отрицательные ответы среди лиц, занятых физическим трудом, составили 73,3 %; служащих — 64,0 %, а безработных — 57,2 %.

В зависимости от места проживания положительные оценки работы врачей—специалистов в первую очередь у Пригородного района — 45,0 %, Кировского — 42,9 %, Правобережного — 41,0 %, Ардонского — 35,0 %, Алагирского — 30,0 %, Дигорского — 26,6 %, Владикавказа — 24,6 %, Ирафского — 22,0 %, на последнем месте Моздокский район — 15,0 %. (Более подробную информацию о работе «скорой помощи» по районам см. в приложении 1, табл. 4.)

Важным показателем работы сферы медицинских услуг является оценка респондентами работы «скорой медицинской помощи». Ее работа является зеркальным отражением работы всей медицины Республики Северная Осетия — Алания.

Таблица 4

Удовлетворены ли Вы в целом качеством скорой медицинской помощи (учитывая время ожидания, оказание необходимой помощи, наличие необходимых лекарственных средств и т.п.)? (%)

  Все опро—шенные По полу По возрасту По образованию По сфере деятельности
Муж. Жен. 18—29 лет 30—49 лет 50 лет и старше Среднее, ср. спец. Н/ высшее, высшее Физический труд Служащие Не занятые в н/х
Да 10,3 9,7 11,0 9,2 8,8 12,6 14,3 6,8 11,9 9,1 11,9
Скорее, да 15,8 17,7 14,1 15,1 17,6 14,5 14,7 16,9 14,9 16,4 16,1
Скорее, нет 27,4 25,3 29,7 29,4 27,3 26,6 23,4 31,2 20,8 28,3 30,4
Нет 35,1 34,7 35,7 31,1 36,1 36,4 34,3 35,9 44,6 34,6 29,2
Затрудняюсь ответить 11,4 12,6 9,5 15,1 10,1 9,8 13,2 9,2 7,9 11,5 12,5
  100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Не все так безнадежно в работе «скорой медицинской помощи», — так считают 26,1 % всех опрошенных при объединении вариантов ответов «да» и «скорее, да». Из них 27,4 % респонденты — мужчины, 25,1 % — женщины. Больше позитива в работе «скорой медицинской помощи» также видят 24,3 % респондентов в возрасте 18—29 лет, 26,4 % — 30—49 лет и 27,1 % людей старшего поколения в возрасте 50 лет и старше. А также 29,0 % респондентов со средним специальным и 23,7 % с высшим образованием; 26,8 % занятых физическим трудом, 25,5 % служащих и 28,0 % незанятого населения.

Но подавляющее большинство опрошенных (62,5 %) считают, что нет положительных изменений в работе «скорой медицинской помощи». Затруднились ответить 11,4 % респондентов. Скорее всего, это та часть респондентов, у которых нет опыта общения со «скорой помощью». Негативные оценки в зависимости от гендерной принадлежности, возраста, сферы деятельности распределились следующим образом: 60,0 % негативных оценок принадлежат мужчинам, а 65,4 % — женщинам; 60,5 % — 18—29 лет; 63,4 % — 30—49 лет; 63,0 % — 50 лет и старше.

Число респондентов-служащих, неудовлетворительно оценивающих ее работу, составляет 62,9 %. Жалобы на длительное ожидание «скорой» и на неквалифицированность врачей высказывают также 59,6 % неработающих респондентов и 65,4 % занятых физическим трудом.

Обобщив положительные и отрицательные ответы, можно сказать, что негативных оценок работы «скорой медицинской помощи» больше.

Рейтинг работы «скорой помощи» по районам несколько отличается от рейтинга работы медицины в целом. Так, на первом месте позитивная оценка респондентов Ардонского района — 52,5 %, на втором Алагирского — 50 %, третье место у Пригородного района — 42,5 %. В число лидеров вышел Моздокский район — 40,0 %. Далее идут Правобережный — 28,2 % и Кировский районы — 26,5 %, г.Владикавказ — 20,2 %. Самый низкий рейтинг у Дигорского и Ирафского районов — по 10,0 %. (Более подробную информацию о работе врачей—специалистов службы «скорой помощи» по районам смотрите в приложении 1, таблица 4.)

Оценка качества стационарной помощи в республике напрямую зависит от медицинского учреждения, в которое попал больной. Положительные оценки работы стационарных медицинских учреждений не набирают легитимную цифру (25,0 %) и составляют всего 23,7 % (табл.5). Доля респондентов, в целом довольных работой стационарных учреждений, в общей массе ответивших на вопрос, совсем незначительна и составляет всего 8,0 %.

Таблица 5

Удовлетворены ли Вы в целом качеством стационарной медицинской помощи (время ожидания госпитализации, наличие необходимых специалистов, проведение необходимых исследований, наличие необходимых лекарственных средств и т.п.)? (%)

  Все опро—шенные По полу По возрасту По образованию По сфере деятельности
Муж. Жен. 18—29 лет 30—49 лет 50 лет и старше Среднее, ср. спец. Н/ высшее, высшее Физический труд Служащие Не занятые в н/х
Да 8,0 6,5 9,5 7,6 7,9 8,4 10,6 5,8 3,0 8,4 10,7
Скорее, да 15,7 18,8 12,7 17,6 15,4 15,0 14,3 16,9 21,8 12,9 17,3
Скорее, нет 26,3 27,8 25,1 21,0 27,8 28,0 25,3 27,5 23,8 28,7 22,0
Нет 35,2 32,1 38,5 32,8 37,0 35,0 33,2 37,3 37,6 37,4 31,5
Затрудняюсь ответить 14,8 14,8 14,1 21,0 11,9 13,6 16,6 12,5 13,9 12,6 18,5
  100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Если суммировать варианты ответов «да» и «скорее, да», то очевидно, что колебания по всем критериям совсем незначительные: по полу: 25,3 % — мужчины, 22,2 % — женщины; возрасту: 25,2 % 18—29лет, 23,3 % 30—49 лет, 23,4 % старше 50 лет, образованию 24,9 % со средним специальным и 22,7 % с высшим; сфере деятельности: 24,8 % занятые физическим трудом, 21,3 % служащие и 28,0 % незанятые.

При этом 61,5 % всех опрошенных отметили, что в целом качество стационарной медицинской помощи не соответствует запросам населения. Это респонденты, выбравшие в качестве ответа варианты «скорее, нет» и «нет».

Такой точки зрения придерживаются респонденты независимо от пола, возраста, образования и сферы деятельности (в среднем 60 %).

В зависимости от места проживания положительные ответы респондентов о качестве медицинской помощи, оказываемой врачами-специалистами, выглядят следующим образом. Качество стационарной медицинской помощи соответствует требованиям населения: Пригородный район — 40,0 %, Правобережный — 35,9 %, Кировский — 34,7 %. Чуть меньше довольны качеством стационарной медицинской помощи в Алагирском районе — 30,0 %, Моздокском и Ардонском — 27,5 % Ирафском — 22,0 %. На последнем месте г. Владикавказ и Дигорский район, где удовлетворенных работой этой службы всего 16,7 % респондентов. (Более подробную информацию о качестве стационарной медицинской помощи по районам см. в приложении 1, таблица 5.)

В работе стационарных медицинских учреждений РСО-А больше вопросов, чем ответов. И здесь большое поле деятельности для Министерства здравоохранения республики. Эксперты объясняют плохое качество медицинской помощи недостаточным финансированием отрасли, низкими окладами, системой коррупции, охватившей эту отрасль. (Более полную информацию о коррупции в системе здравоохранения см. здесь.) Так, врачу-наркологу работодатели через службу занятости опубликованной 8 августа 2009 года на страницах газеты «Северная Осетия» информации предлагают оклад на постоянной работе в размере 5500 рублей. Самая высокая ставка из предоставляемых специальностей — врач-терапевт на постоянной основе — 9000 рублей.

Мнения экспертов о качестве медицинской помощи следующие:
  • Качество медицинских услуг значительно снизилось по сравнению с прошлыми годами, хотя и тогда не находилось на должном уровне.

  • Врачи не в состоянии определить многие болезни. Качество медицинской помощи снижается во многом потому, что падает нравственный уровень врачей. А нравственный уровень специалистов, в том числе и врачей, задается уровнем нравственности властей данной территории.

  • Насколько я понимаю, проблема несколько глубже, нежели просто профессионализм конкретных врачей. Низкое качество медицинской помощи у нас не только оттого, что нет достаточно квалифицированных врачей, а в первую очередь потому, что недостаточно финансируется отрасль здравоохранения вообще.

  • На качество медицинской помощи отрицательно влияет в первую очередь отсутствие лечебно-диагностического оборудования в больнице, необходимого инструментария, медикаментов. Во-вторых, у врача должны быть средства, для того чтобы он мог повышать свою квалификацию, что можно делать только в каких-то крупных центрах, потому что здесь нет базы, негде совершенствоваться. Ознакомиться с новыми технологиями и получить какие-то новые навыки возможно только в российских центрах — в Ростове, Питере, Москве. Чтобы иметь возможность ездить повышать квалификацию, на семинары, конференции, нужны средства, а бюджет эти средства, как правило, не выделяет, даже не закладывает. Также для профессионального роста врачу необходимы доступ в Интернет, новое оборудование, а это, как правило, отсутствует.

  • Люди обоснованно недовольны нашим медицинским обслуживанием. Дело не столько в самом обслуживании, — надо смотреть в корень. Источник многих болезней в низком уровне жизни, нравственном состоянии общества.

  • Я не могу судить о работе участковых врачей, так как задача участкового врача — оказать профилактическую помощь и крайне редко — скорую. Им подняли зарплату, но это не повлияло на качественный профессиональный уровень.

  • О качестве медицинской помощи врачей я могу сказать то, что у нас эта планка остановилась на уровне 90-х годов ХХ в. Но советское медицинское обслуживание было под контролем. Человек мог пойти в министерство, найти чиновника, которому можно пожаловаться и который примет меры. Сейчас этого нет: люди не знают, куда обращаться, где могут реально помочь.

  • Работа скорой медицинской помощи — главный бич всей медицинской системы. Она практически никогда не приезжает вовремя. У нее ограничены возможности оказания экстренной помощи из-за отсутствия необходимой аппаратуры, медикаментов.

  • • Уровень медицинской помощи в нашей республике однозначно трудно оценить. Растут цены на медицинские услуги, а люди не в состоянии их оплатить. Некачественные лекарства, никакого контроля со стороны исполнительной власти за работой лечебных учреждений, нет аптечного хозяйства…

  • Качество медицинской помощи зависит от «мотивации» врачей. Чем больше «мотивации», тем больше внимания к пациентам.

  • Обеспеченность лекарствами в лечебных заведениях крайне низкая. Все, что нужно пациенту, больным, надо покупать в аптеке.

  • Чтобы получить место в больнице, надо заинтересовать заведующего отделением лечебного заведения. И это ни для кого не секрет.

  • Качество медицинской помощи в целом неудовлетворительное. Во-первых, я считаю, что аттестации врачей проводятся необъективно. Известны случаи, когда врачи за короткое время получают сертификаты (разрешение на работу). Нельзя давать сертификат врачу только по каким-то теоретическим навыкам. Я считаю, что при получении сертификата необходимо ввести тест на умение правильно проводить диагностику. Сегодня процедура сертификации специалистов носит формальный характер. Во-вторых, например, проходит всеобщая диспансеризация, и, может быть, кому-то там, «наверху», кажется, что делается большое дело на благо наших больных. Я считаю, что это делается поверхностно. Данные мероприятия хотя и задуманы для больного, но таковую роль пока не выполняют.

    В-третьих, очень негативно сказывается на качестве медицинской помощи отсутствие профессионализма у врачей, истоки которого лежат в существующей системе медицинского образования.

  • У участковых врачей очень много писанины. Им некогда бывает даже осмотреть больного. Несовершенная талонная система, формальные профосмотры, ненадлежащее отношение к вопросам профилактики заболеваний — вот те вопросы, на которые в первую очередь необходимо обратить внимание Министерству здравоохранения. Основной акцент в медицине необходимо сделать на профилактику.

  • Сейчас наука доказывает, что большое число соматических больных — результат различных нервно-психических проблем. Больные, как правило, долго обследуются, лечатся у различных специалистов под маской сердечных, легочных, желудочно-кишечных и т. д. патологий, но многим из них достаточна доверительная беседа с врачом. Участковый врач был и остается на переднем плане медицины, от уровня его квалификации, от умения контактировать с больным во многом зависит успех лечения.

    У врача должно быть достаточно времени на внимательное отношение к каждому больному. А сколько хороший врач может сэкономить больному средств, чтобы тот зря не тратится на необоснованные анализы, исследования, консультации?..

  • Известно, что к каждому участковому врачу прикреплены около двух тысяч жителей. Как ни парадоксально, но работа врача оценивается не по числу выздоровевших, которые больше не будут нуждаться в лечении и не придут в поликлинику, не вызовут врача на дом, а по числу принятых больных в поликлинике и количеству вызовов. Получается, что врач не заинтересован в их выздоровлении. Поэтому, если у врача нет необходимого количества больных, он вынужден их «приписывать».

  • Необходимо обеспечить возможность прохождения специализации и усовершенствования врачей за пределами республики. За свой счет, к сожалению, мало кто может повысить квалификацию. У большинства врачей нет материальных возможностей. Необходимо обеспечить бюджетное финансирование.

  • Для более качественной работы участковых врачей необходимо в основной штат медицинских учреждений ввести психологическую службу, цель которой — совершенствование взаимоотношений между медицинскими работниками и больными.

  • Надо ликвидировать такой парадокс, когда врачи невысокой квалификации оказывают платные услуги населению. Здесь много вопросов к чиновникам Министерства здравоохранения РСО-А.

  • На Западе, в частности в Германии, врачи, чтобы достичь высшей квалификации, должны отработать от шести месяцев до года в различных областях медицины, начиная с реанимации, т. е. оказания неотложной медпомощи. После специализации необходимо отработать в клинике, имеющей лицензию, которая дает право на работу. Получив высшую квалификацию, врач обязан ежегодно (30 часов) посещать конференции, лекции, посвящать себя работе с новыми технологиями, минимум вне работы. Частной практикой имеют право заниматься только врачи высшей квалификации, прошедшие все ступени. Врачи хирургического отделения клиники во главе с директором, заведующим отделением, профессором уже в 7.00 приходят на работу. Еженедельно участвуют в конференциях у себя в клинике или в клиниках других городов. Часто остаются до 18.00-19.00 часов, обходят больных и в выходные дни, хотя это время им не оплачивается. Больницы Германии хорошо оснащены всем необходимым.

  • В Германии также высококвалифицированные медсестры. Работают очень много. Самостоятельно проводят различное сложное лечение, процедуры послеоперационным больным. Сами ухаживают за ними ежедневно, по очереди убирают палаты и кормят, приносят лекарства точно по времени, делают внутримышечные инъекции, санитарок у них нет. Работают по скользящему графику в 3 смены. Утром сменяются в 6.30. Считая вредным для сосудистой системы, в вену к больным «лезут» очень редко, а при необходимости внутривенное вмешательство производится врачами… А мы, выходит, как работаем, так и получаем.

  • В больницах нашей республики практически все больные покупают медикаменты за свой счет, в том числе разовые шприцы, бинты и др. Известны случаи, когда врач реанимации использовал в работе ржавый инструментарий. Это же преступление! Медики должны быть более сплоченными. Они в первую очередь должны быть сами заинтересованы в улучшении условий работы, потому что их труд — сверхответственный.

  • Я не знаю нашего участкового врача, но соседи говорят, что при вызове ее на дом лечение назначается по телефону. Врач пытается при возможности назначить пищевые добавки.

  • Не секрет, как получают дипломы наши врачи, а дальше — должности, квалификационные категории. Работая хирургами, многие врачи плохо знают анатомию (в частности, я сама, будучи врачом, столкнулась с тем, что урологи, гинекологи, проктологи не знают расположение и патологию смежных органов). А диагнозы ставят, когда болезнь уже давно запущена, или по ходу операции, что не всегда допустимо. Имея дорогую импортную медтехнику, врачи с ней не умеют обращаться.

  • Если в Америке, на Западе за больного отвечают «головой», то у нас перед операцией больным дается расписка типа: «Все, что хотите, делайте, а там что получится, судиться с вами никто не будет».

  • У нас в медицине сплошное взяточничество. Больные боятся, что их не только не вылечат, но могут сделать так, что станет еще хуже, чем есть. Дача взятки больными, как правило, происходит до лечения или операции и чаще связана не с благодарностью, а со страхом. Например, больной из села по поводу опухоли сделали операцию на кишечнике. Второй этап — через несколько месяцев. Больной заявлена сумма операции. Семье пришлось продать единственную корову и еще собирать деньги. До второго этапа операции больная не дожила. Еще один пример: больной с кровотечением в гинекологии сделали чистку. Лечащий врач подсказал, что дежурному врачу надо дать 1,5 тысячи «тихо, в карман», заплатить за лекарства, а затем, разумеется (все знают тарифы), лечащему врачу.

  • В западных стационарах (Америка, Германия) все прозрачно. Например, после операции или родов близкие беспрепятственно могут посещать больного. Им терпеливо, вежливо все о больном расскажут. Кроме операционных блоков, запертых дверей нигде не обнаружить. В наших же стационарах сохранилась тюремная система времен Советского Союза: с родственниками, пришедшими навестить больного, могут разговаривать, как с преступниками. А ведь все специалисты знают: куда страшнее внутрибольничная инфекция, чем уличная пыль.

  • Все знают, что без денег нигде ничего не делается, страховая медицина покрывает только небольшую часть лечения. А не лучше ли то, что платится (в том числе на различные R-графии и другие исследования) в больничную кассу, не считать, что лечение у нас бесплатное? И одолжений с оскорблениями нам никто не будет делать? А может, еще и ответят за плохое лечение?

  • В Америке, например, здоровье страхуется на различные суммы: до десятков, сотен тысяч долларов. Соответственно и лечение им окажут до миллиона долларов. При этом в любом случае результаты должны быть гарантированными. Там же существуют различные социальные страховки, малейшее нарушение которых жестко наказывается законом.

    Экстренная помощь в полном объеме, вплоть до операций, оказывается всем, независимо от наличия страховки. В любом случае без элементарной медицинской помощи не остается никто. И над всем этим стоит Закон, охраняющий права больного.

  • Модель страховой медицины, регулируемая государством, предполагает, что каждый работающий платит налог в виде специального либо в сумме подоходного налога и имеет страховой полис, по которому получит определенный объем медицинской помощи. Экономические возможности складываются из налоговых сборов в госбюджет. Например, в Германии бесплатное медицинское обслуживание, вернее, помощь по страховому полису, включает в себя лишь скорую медпомощь, операции по жизненным показателям и флюорографии. Обследование, любое дополнительное лечение требуют дополнительной траты от пациента.

  • Если у нас нет дееспособных страховых компаний, не лучше ли самим платить за лечение, где врачи будут получать уже большую оплату, что будет соответствовать более справедливой оплате врачам, а больница иметь большие возможности? Государство, в свою очередь, платит за лечение отдельной социальной категории больных. Но, к сожалению, мафии страховых компаний вместе с госчиновниками от медицины никогда на это не пойдут, чтобы не потерять сумасшедшие деньги.

  • При такой закрытости медицина у нас никогда не встанет на ноги. Как хотя бы снизить коррупцию? Врачи, если не стесняются, должны бояться потерять работу. Европа стала такой, какая она есть, благодаря информации от населения, и это только для пользы, для всех, и ничего в этом нет зазорного. Всем трудно — кризис! Необходимо наладить обратную связь. Пусть больные при выписке заполняют короткие анкеты, которые опускаются в ящик, находящийся вне отделения.

  • Дело не только в качестве медицинской помощи, оказываемой гражданам нашей республики, а еще и в том, чтобы она была именно медицинской. Потому что участие человека в судьбе других людей обязывает ко многому.

  • Многие дети по вине врачей становятся инвалидами. У моей внучки были проблемы со здоровьем, она долгое время болела. Врачи так и не смогли поставить диагноз. Им не хватает профессионализма. Я хотела бы, чтобы вузы нашей республики выпускали более подготовленных специалистов. Я знаю, что с нашими дипломами нигде не принимают на работу.

  • Медицинская помощь оказывается не могу сказать, что на низком, но на среднем уровне, в зависимости от того, к какому врачу человек обратился. Больного не покидает ощущение того, что врачи безразличны к страданиям больных, что они формально выполняют свои обязанности. Надо сказать, что без финансового подкрепления, оказываемого со стороны пациента, он чаще всего остается без внимания.

  • Участковые врачи тоже выполняют свои обязанности чисто формально. Часто они бывают некомпетентны. Основной своей задачей они считают выписать больничный лист.

  • Специалисты разные, народ о них знает и старается попасть именно к высококвалифицированным врачам. Хороших врачей, особенно среди молодого поколения, не встречал. Они, как правило, среднего возраста или старше. А если и есть, то это большая редкость. Как правило, на первом месте у них коммерческий интерес.

  • Скорая помощь работает посредственно. В тех случаях, когда мне приходилось с ней сталкиваться, она довольно быстро приезжала. Врачи были относительно компетентны, и на мое удивление, у них были кое-какие медикаменты.

  • В больнице — по-разному. Есть отделения, которые и отремонтированы, и обслуживание у них на среднем уровне. Но есть больницы, которые находятся в плачевном состоянии и нуждаются в элементарной гигиене.

  • Как у обывателя у меня такое представление: уровень оказания медицинских услуг у нас очень низкий. Если, скажем, я почувствую какие-то проблемы со здоровьем, то алгоритм моих действий будет таков: я не пойду сразу в первое попавшееся медицинское учреждение, не пойду в поликлинику, а буду думать, кого бы найти из своих хороших знакомых. Тех, кто посоветует хорошего врача. Я уверена: у нас очень мало хороших специалистов, и прежде чем пойти и получить какую-то услугу, мне придется провести своего рода маркетинговое исследование. Люди остерегаются обращаться в медицинские учреждения. Такое ощущение, что у нас не очень качественные медицинские услуги, это довольно устойчивое ощущение. Оно складывается в результате того, что люди рассказывают друг другу о своих ситуациях, читают о них в СМИ.

  • Что касается нашего участкового врача, то она обслуживает наш участок уже более 30 лет. Мне кажется, она неплохой врач, но так как у нее большой объем работы, она не может уделять внимание каждому пациенту. Насколько я знаю, норма обслуживания в смену составляет около 40 человек. За это время врач может сказать пациенту только: «Здравствуйте» и «до свидания». Откуда берутся эти завышенные нормы обслуживания больных?! То же — страховые компании. Вся эта страховая система терпит банкротство не потому, что сама идея изначально плоха, а потому, что мы переживаем системный кризис во всем. И здравоохранение тоже находится в кризисном состоянии, то есть присутствует системный кризис управления. У нас нет понятия «что такое хорошо и что такое плохо?». В обществе, где нет четких параметров оценки, не может быть такого управленческого инструмента.

  • В поликлинике я наблюдала огромные очереди для получения талона и такие же огромные очереди, чтобы попасть к врачу. Мне было очень жаль этих людей, которые вынуждены часами стоять в ожидании своей очереди, так как мест, оборудованных для ожидания, нет. Разве это не унижение?! В целом ничего к лучшему не меняется. Во всем мире делаются значительные шаги вперед. И только мы живем в позапрошлом веке.

  • В западных странах практически нет поликлиник, подобных нашим медицинским учреждениям. Нет такого поголовного обслуживания на дому больных, в том числе и детей. Даже с температурой ребенка приходится везти к врачу. Чтобы попасть к узкому специалисту, приходится ждать неделями. Любое дополнительное обслуживание больно бьет по карману пациента. Зная об этом, иностранцы с детства стараются сохранить свое здоровье, вести здоровый образ жизни. Основные требования люди предъявляют к самим себе, а потом уже к врачам. Например, в Германии, учитывая, что завтра рано утром вставать, даже летом, в девять часов вечера, редко встретишь на улице человека. Нашему народу также нужно прививать культуру здорового образа жизни, а не сваливать все проблемы на медицину.

  • Оценка врачебной деятельности обывателем на Западе не намного лучше, чем у нас, хотя всем известны высокие достижения в производстве медицинской лечебно-диагностической аппаратуры, в уровне медицины в целом.

  • В западных странах, чтобы выучиться на врача и стать специалистом, необходимо многое, поэтому нет перепроизводства врачей.

  • Что касается скорой помощи, то это структура, которая, в отличие от других, работает более или менее нормально. Я это связываю исключительно с профессионализмом руководителей этой структуры, так как неэффективность системы напрямую связана с личностью руководителя.

  • Слышу разговор знакомых мне людей, которые ведут далеко не здоровый образ жизни. Знаю по их жалобам, что у кого-то из них гипертоническая болезнь, астма, гепатит, бронхит курильщика с сердечной недостаточностью. Лечатся практически постоянно, часто вызывают врачей на дом. Обсуждают безграмотных медиков, интересуются лучшими специалистами. Собственных выводов о болезни, в чем корень зла, они не хотят знать. Я думаю, наивно полагать, что масштабные изменения, происходящие в нашем здравоохранении, задумываются и реализуются в интересах населения. В обществе все время происходят сложные и не всегда полезные процессы перераспределения сфер влияния и формирования новой, правящей элиты.

  • Основными потенциальными потребителями медицинской помощи являются самые бедные, старые и больные члены общества. Мировая практика показывает, что наибольший уровень социальной защиты достигается там, где все элементы триады (пенсионное обеспечение, социальная страховка, медобслуживание) имеют государственный характер. К примеру, на Кубе, которая создавала свое здравоохранение на опыте СССР. Но жесткое ограничение экономического финансирования со стороны государства не позволяет внедрять данную систему в широкую практику в нашей стране.

Рост количества критических замечаний в адрес системы здравоохранения РСО-А очевиден, заявленная эффективность официальной медицины совсем не соответствует действительности. По всем показателям мнение населения о работе медицинских учреждений в основном отрицательное. Более положительными характеристиками участники опроса наделяли работу скорой медицинской помощи и участковых врачей.


Приложение 1

Комментарии (0)  |  Добавить комментарий