Северо-Осетинский Центр социальных исследований
Проекты плюс
награды
особое


Селение Ламардон Пригородного района Республики Северная Осетия-Алания Южного федерального округа Российской Федерации.
04.12.2008
О селении Ламардон  |  Фотогалерея


Участники проекта:
Авторы идеи: Дзуцев С. Х., Дзуцев А. Х.
Автор статьи «О селении Ламардон»: Цибиров Г. И.
Фотосъемка: Черчесова Л. О.,
Игнатович И. В.,
Игнатович А. Н.
Руководитель проекта: Дзуцев Х. В.
Даргавское ущелье

Ламардон — населенный пункт в Даргавском ущелье Пригородного района РСО-А.

Было два Ламардона: Цæгат Ламардон (Северный Ламардон) и Хуссар Ламардон (Южный Ламардон). В настоящее время в Цæгат Ламардоне никто не живет. Жители его частично переселились в с. Даргавс, частично — на плоскость.

Профессор А. Дз. Цагаева, автор монографического исследования «Топонимика Северной Осетии» о происхождении топонима «Ламардон» пишет: «Название Ламардон мы склонны объяснить из кавказских языков. В вайнахских языках ламаро — «горец». В топониме Ламардон мы имеем сращение вайнахского ламаро с осетинским суффиксом -дон, т.е. то место, где жили горцы (ламари). К вайнахским языкам обращаемся потому, что жители древнего поселения Цæгат Ламардон Гуццовы, по преданию, пришли сюда из Ассиновского ущелья. Местные жители, очевидно, называли их ламар, как это мы видим в наше время в названии части дагестанских народов тавлин, из таули — «горец». Таули называют и балкарцев… В народе же название Ламардон возводят к «ламарга дон» — «сцеживаемая вода». Такое название объясняют тем, что в Хуссар Ламардоне действительно мало воды. Здесь люди пользуются маленьким ручейком, вытекающим из родника на высоких горных склонах над Ламардоном. Других рек в окрестностях поселения нет» [1].

Сведения о Ламардоне встречаются в работе А. Головина «Топографические и статистические заметки об Осетии», опубликованной автором в 1855 г. Он писал: «На востоке и в 6 верстах от Даргавса, по тому же ущелью, находится приход Какадурский. В состав его входят 1) Какадур, где церковь; в нем дымов 51, душ: муж. 265, жен. 224; 2) Хуссар Ламардон на северо-востоке и в 2 верстах от Какадура: в нем дымов 52, душ: муж. 206, жен. 154…

В Даргавском и Какадурском приходах почва земли глинисто-каменистая, лесов нет. Приходы эти снабжаются водой из небольшого горного ручья, получающего свое начало в горах на восточной стороне Какадура и который, проходя через Даргавс, в последствии присоединением других горных ручьев образуют реку Гизель» [2].

В селении Цæгат Ламардон сохранились: башня Дзебоевых (высота башни — 8,7 м), в 50 метрах от нее сохранился галуан и склеповый могильник (7 склепов разных типов).

башня

В Хуссар Ламардоне сохранились: боевая башня Карсановых, башня Дзуцевых (ее высота составляет 11,2 м), ганах Дауровых (строителем и владельцем этого ганаха был Абай Дауров). На западной окраине села имеются 6 отдельно стоящих склепов различного типа. В окрестностях села имеются около 15 святилищ в честь святого Илии («Тбау-Уациллайы дзуар») [3].

Ламардонцы приняли активное участие в движении тагаурских феодалов 1830 г. Это движение, по мнению исследователей, «отличается от предшествующих тем, что в нем участвовала и значительная масса «простого народа». Тагаурцы-крестьяне были спровоцированы своими феодалами. Феодалы, как и раньше, подняли движение во имя узкоклассовых интересов, из боязни потерять свои феодальные «права» над народом, из боязни лишиться своих прав на сбор пошлин с купцов и проезжающих по Дарьяльскому ущелью лиц. К выступлению против России тагаурских феодалов неустанно возбуждали и персидский шах, и турецкий султан, за спиной которых стояла Англия, стремящаяся установить свое господство на Кавказе» [4].

Генерал-фельдмаршал граф Паскевий-Эриванский в своем рапорте военному министру Чернышеву сообщал следующее: «2-го августа (1830г. — Г. Ц.) отряд, составленный из сборного батальона двух рот Севастопольского пехотного полка, двух орудий и сотни казаков, двинулся ущельем Гизель и, прикрываемый жителями верхних деревень, прибыл, не сделав ни одного выстрела, к деревням Кобань и расположился близ оных лагерем. Жители сих селений возвратились в свои дома и были приведены к присяге, жилища многих, не хотевших принести покорность, были истреблены, и отряд, по окончании своих действий, возвратился сим же ущельем 3-го августа в Даргавс.

Примеры кротости и примеры строгих наказаний не имели никакого влияния на фамилию Карсановых, живущих в деревне Верхний Ламардон. Они упорствовали и не хотели сойти с гор и принести покорность правительству. Генерал-майор князь Абхазов выбрал 4 августа 100 человек стрелков из Севастопольского пехотного полка, 25 казаков Горского линейного полка при одной кегорновой мортирке и приказал им преследовать сих непокорных, покуда позволит местоположение.

Жилища Карсановых в Ламардоне были преданы огню, башни их взорваны на воздух, стада их были отбиты нашими стрелками, но сами они удалились в такие скалы, что без весьма значительной потери с нашей стороны нельзя к ним было достигнуть. Ночью действия были прекращены, и стрелки возвратились в лагерь, из числа оных в сей перестрелке с Карсановыми пять человек ранены» [5].

После разрушения Верхнего Ламардона Абхазов считал свою экспедицию оконченной. Один из предводителей из числа восставших горцев Кургок Карсанов был объявлен государственным преступником и был сослан в Сибирь» [6].

Профессор Г. А. Кокиев в 1930 г. в журнале «Схидный свет» опубликовал статью «Святилища Даргавского ущелья». В ней он подробно рассказал о святилище Тбау-Уацилла. Он писал: «Наиболее популярным из всех дзуаров… является Тбау-Уацилла, находящийся на высоком склоне «Белой» горы. С этим дзуаром связано интересное предание, известное во всей Горной Осетии [7]. В нем говорится, что очень давно, когда в Осетии еще была очень сильная родовая вражда, а кража людей считалась обычным явлением, один из знатных кабардинских родов выкрал мальчика из рода Гутцовых, с пленным мальчиком, который работал пастухом, обращались очень плохо; били его, плохо кормили, а одевали еще хуже. От такого обращения и тоски по родине мальчик целыми днями плакал.

Однажды к нему явился какой-то старичок с большой белой бородой и спросил мальчика, почему он так горько плачет каждый день. Мальчик рассказал старику о своем горе. Старик успокоил его, покормил и сказал: «Не плачь, добрый мальчик. Я отвезу тебя домой». После этих слов старик превратился в большого белого орла, посадил себе на спину пленного мальчика и полетел с ним через горы и долины. Сколько летели — неизвестно, наконец, спустились в Даргавское ущелье, на ту возвышенность, где теперь находится дзуар Тбау-Уацилла. «Теперь отсюда найдешь ты свой родной аул?» — спросил старик. Мальчик ответил утвердительно, указав при этом на аул Цæгат Ламардон. Расставаясь с мальчиком, старичок передал ему ягненка и кожаный мешок, сказав, чтобы он, как посланец бога и ходатай перед ним за людей, ежегодно из приплода этого ягненка приносил жертву богу на том самом месте, где они спустились. Если приплод ягненка он будет употреблять на поминки, то и мальчик, и его потомки будут жить в большой нужде.

Через некоторое время фамилия Гутцовых потеряла свой кожаный мешок, а приплодом ягненка поминала покойников. Таким образом, Гутцовы нарушили наказ старика, и поэтому фамилия Гутцовых лишилась своего богатства. Однако за названной фамилией сохранилось жречество, которое передается из поколения в поколение и по сей день. Такова осетинская легенда, связанная с дзуаром Тбау-Уациллы [8].

Святилище Тбау-Уацилла расположено на горе, в которое имеет право входить только старший жрец и то лишь один раз в год, в день праздника. Молящиеся собираются и приносят жертву в другом, доступном для всех месте, Уаллаг-Кау, расположенном в ущелье на расстоянии одного километра от села Цæгат Ламардон. Праздник в честь святого Тбау-Уацилла отмечается в июне, перед началом сенокоса. Тбау-Уацилла пользуется большой популярностью у осетин, и ему поклоняются не только жители Даргавского ущелья, но и плоскостные осетины» [9].


Примечание

1. Цагаева А. Дз. Топонимия Северной Осетии. Ч.II. (Словарь географических названий). Оржоникидзе, 1975. С.55-56.
2. Головин А. Топографические и статистические заметки об Осетии.//Кавказский календарь на 1854 год. Тифлис, 1855. С.441.
3. Осетия. Историко-этнографический справочник. Составители: В.А. Торчинов, М.Ш. Кисиев. СПб., Владикавказ, 1998. С.118-119.
4. История Осетии. (Макет). Ч.I. (С древнейших времен до 1917 г.). Оржоникидзе, 1954, С.131.
5. Материалы по истории осетинского народа. Т. II. Оржоникидзе, 1942. С.216-217.
6. Блиев М. М. Осетия в первой трети XIX в. Оржоникидзе, 1964. С. 165.
7. Эту легенду Г. А. Кокиев записал летом 1928 г. от жителя сел. Даргавс Бига Токаева.
8. Кокиев Г. А. Святилища Даргавского ущелья// Схидный свет. Харьков. 1930, № 12. С188-189.
9. Дзадзиев А. Б., Дзуцев Х. В., Караев С. М. Этнография и мифология осетин, Краткий словарь. Владикавказ, 1994. С.153.


Комментарии (0)  |  Добавить комментарий