Северо-Осетинский Центр социальных исследований
Монографии, статьи, проекты, исследования
награды
особое


Ваххабиты на Северном Кавказе.
15.01.2003
Дзуцев Хасан Владимирович
Вице-президент РОС по СКФО РФ,
Директор Северо-Осетинского Центра
социальных исследований ИСПИ РАН
доктор социологических наук, профессор


Х. В. Дзуцев

Ваххабизм возник в середине XVIII в. в Неджде (Центральная Аравия). Его основателем был Муххамед ибн Абд-ал-Ваххаб, по имени которого и возникло название этого вероучения исламского толка.

Ваххабизм сложился в специфической политической и религиозной обстановке, когда раздробленная Центральная Аравия оказалась перед угрозой иноземного завоевания османскими турками или иранцами. Знаменем объединения страны стал ваххабизм.

Абд-ал-Ваххаб призывал к очищению ислама от остатков язычества ("джахамита") и от новшеств ("бида"). Строгое единобожие с отказом от культа местных святых стало путем к единению эмиратов. Преодолев феодально-племенную раздробленность, Саудовская Аравия была объявлена королевством.

На протяжении нашего века ваххабизм приняла заметная часть мусульман - от Марокко до Индонезии. Появился он и в России, Средней Азии, Поволжье, на Кавказе.

В странах, где ваххабизм получил распространение, цель та же - связать воедино, создать некую целостность, хотя исходным материалом могут быть не феодальные земли и вождества, а этносы и субэтносы. Ислам представляет для этого широкие возможности. Одно из его основных положений осталось от средневековья - религия превыше этнической принадлежности. Ваххабизм, как никакой другой толк ислама, придерживается этого догмата.

Почему же ваххабизм появился и постепенно распространяется на Северном Кавказе? Здесь имеются два главных очага ваххабизма - Дагестан и Карачаево-Черкесия. Эти республики очень многонациональны. В Карачаево-Черкесии помимо русских (в том числе казачьего субэтноса) проживают четыре коренных народа - карачаевцы, черкесы, абазины и кубанские ногайцы. Что касается Дагестана, то положение здесь уникально: по-видимому, больше нигде в мире оно не встречается. Дагестан населен почти тридцатью этносами (частью, может быть, субэтносами). Причины такого положения в общих чертах ясны. Дагестан - "страна гор", к тому же изрезанных глубокими ущельями. Это всегда способствовало не нивелировке, а консервации древних языковых и культурных особенностей. Иными словами, в Дагестане всегда шел процесс, диаметрально противоположный тому, что наблюдается почти во всем остальном мире. К тому же этот процесс подпитывался многовековыми иноземными вторжениями на Кавказ, из-за которых представителям или целым группам других народов приходилось укрываться в горах. Правда, какое-то сближение мелких этносов с крупными все же происходило. Восемь дагестанских народов консолидировались вокруг аварцев, четыре - вокруг лезгин, три - вокруг кумыков. Причиной относительной консолидации была языковая близость. Главным связующим звеном между народами Дагестана был и остается русский язык. Сходное положение со связующей ролью русского языка наблюдалось и наблюдается в Карачаево-Черкесии.

Теперь, когда определенные силы как за пределами Северного Кавказа, так и в самом этом регионе делают ставку на выход региона (или хотя бы его части) из состава Российской Федерации, им нужно цементирующее начало. И как когда-то в Саудовской Аравии ваххабизм был призван идеологически объединить феодально-раздробленные земли и бедуинские вождества, так сегодня средства связи, единения, цементирования полиэтничных республик (а в более далекой перспективе республик между собой) видят все в том же ваххабизме.

Ваххабистские эмиссары-миссионеры прибывают на Северный Кавказ, прежде всего в Дагестан и Карачаево-Черкесию, из Пакистана, Иордании и даже из Саудовской Аравии. Вербовка производится самыми разными средствами. К тому же, по некоторым полевым этнографическим данным, каждый, принимающий ваххабизм, получает 5 тысяч долларов, и сумма эта для многих настолько солидна, что известны случаи, когда принимают ислам и становятся ваххабитами местные русские.

В том виде, в котором в настоящее время распространяется на Северном Кавказе ваххабизм, он не представляет собой чего-то цельного. Не входя в детали, можно выделить среди ваххабитов два крыла - реформистское и радикальное. Сверхзадача у них одна: исламизация всего населения региона и в конечном счете установление на всей территории Северного Кавказа независимого исламского государства. Но тактика различна. Имам всех ваххабитов России (то есть не только северокавказских, но и поволжских) Нажмутдин Нажмутдинов, имеющий свою резиденцию в Москве - реформатор. Он считает, что программа распространения ваххабизма должна быть рассчитана лет на двадцать, а провозглашенный Кораном джихад (священная война против "неверных") в данное время должен быть обеспечен пропагандой: строительством мечетей, обучением основам ислама, разъяснительной работой среди населения, распространением листовок и литературы. Но реформистский ваххабизм предполагает также критику государственного строя, обращение к насущным экономическим проблемам, борьбу со взяточничеством и коррупцией одних и нищетой других. Входит сюда и резкая критика официального мусульманского духовенства, которое обвиняется в незнании Корана и Сунны, отходе от шариата и т. п.

Другое дело - ваххабиты-радикалы. Они не хотят ждать, и джихад для них то, чем и предназначено быть джихаду - открытая война с немусульманами. Однако и те, и другие ваххабиты выступают против "новшеств" ("бида"), хотя и пользуются, подобно аравийским ваххабитам, всеми достижениями современной технической цивилизации, а также выступают против, употребления спиртного, табака и наркотиков. Как и положено настоящим мусульманам, они призывают к созданию прочных многодетных семей (ислам строжайшим образом запрещает противозачаточные средства и вообще планирование семьи). Небезынтересный штрих. В то время как на Северном Кавказе традиционно запрещены кросскузенные браки (браки с дочерью брата матери или сестры отца), муджахеды, следуя шариату, такие браки считают вполне допустимыми.

Многое в реформизме или радикализме местных ваххабитов зависит от их глав - "амиров" и подчиненных им "шейхов". В Карачаево-Черкесии, где ваххабитов насчитывается порядка трехсот, преобладает реформистский ваххабизм. Впрочем, число их растет, хотя и есть сведения об отошедших от ваххабизма мусульманах. В Дагестане ваххабитов больше, но реальной почвы это течение не находит. Настроены они здесь также менее миролюбиво, особенно в более религиозном равнинном Дагестане, населенном преимущественно аварцами, даргинцами, лезгинами, ногайцами, кумыками. Благоприятную почву для деятельности ваххабитов создают здесь этнотерриториальные конфликты, к примеру, кумыкско-горский. Когда значительная часть дагестанских горцев была переселена в равнинный Дагестан, на земли, которые кумыки считают своими, возникла заметная межэтническая напряженность. Она еще больше усилилась с воз- вращением депортированных чеченцев, часть которых (чеченцы-аккинцы) также была жителями этих земель. В эту уже долго тянущуюся конфликтную ситуацию в последнее время вмешались и ваххабиты, которые сочли своим священным долгом уладить дело по шариатской справедливости. К этому надо добавить, что идеология и практика ваххабизма начинают проявляться и в других областях жизни. Когда в 1998 г. в г. Буйнакске была похищена малолетняя девочка, что, как известно, шариатом запрещено, похитителя со средневековой жестокостью сожгли заживо.

Своеобразная ситуация с ваххабитами сложилась в Чечне-Ичкерии. В то время, как в Российской Федерации неэкстремистский, реформистский ваххабизм зарегистрирован как полноправное вероучение, а стало быть, легализован, самоутверждающиеся власти Чечни его запретили. Указом президента республики он объявлен вне закона, несколько ваххабистских миссионеров-иорданцев выдворено из страны. В середине июля 1998 г. в Гудермесе ваххабиты выступили против сил Шариатского министерства безопасности. Формирование ваххабистской ориентации - Исламский полк особого назначения под командованием иорданца чеченского происхождения полковника Хаттаба - вступил в бой с шариатской гвардией. После этого проваххабистские вооруженные соединения были расформированы, однако не подчинились приказу и отошли к селению Атаги.

Таким образом, религиозное знамя ваххабизма оказалось как нельзя кстати в руках тех, кто намерен оторвать Северный Кавказ или его часть от России. Таковы реалии религиозной ситуации на Северном Кавказе, которые, несомненно, оказывают свое влияние на общественно-политическую обстановку в целом и потому требуют внимательного анализа российских и региональных политиков.

Газета "Северная Осетия", 20 августа 1999 года,
№158 (22965)

Комментарии (0)  |  Добавить комментарий